Боевой путь. 

1942 год - первые бои

Итак, повторимся:

Дрязгов Никита Алексеевич призван в ряды РККА Шуйским РВК 1 июля 1942 года и был направлен в г. Владимир, где на основании Директивы Зам. НКО № орг/2/785813сс от 25.06.1942 г. завершала формирование 35-я механизированная бригада, ранее начавшее свое формирование в г. Горький, как 35-я мотострелковая бригада.

21 сентября 1942 г. 35-я механизированная бригада, в составе сформированного там же, во Владимире, 1-го механизированного корпуса, передислоцировалась на Калининский фронт и уже с 1 декабря 1942 года вошла в состав действующей Красной Армии на Калининском фронте.

Младший лейтенант Дрязгов Н.А. был назначен на должность командира взвода управления 2-ой батареи артиллерийского дивизиона (артдив) 35-й механизированной бригады (35 мбр) 1-го механизированного корпуса (1 мк).

 

41-я армия, которой был придан 1-й механизированный корпус, готовилась к наступлению с целью разгрома оленино-ржевской группировки войск противника.

1-й механизированный корпус должен был войти в прорыв после разгрома главной полосы обороны противника, с рубежа Шипарево, Дубровка. Корпусу предстояло развить успех первого эшелона армии и к исходу третьего дня наступления овладеть районом Матренино, Владимирское, Шапково, а затем перерезать шоссе г. Белый – Владимирское и не допустить подвода резервов противника к г. Белый. 35-я бригада должна была к исходу третьего дня выйти в район Владимирское.

К вечеру 24 ноября 1942 года была завершена вся подготовка к началу наступления. Артиллерия и минометные части стали на огневые позиции вблизи маршрутов первого эшелона.

На рассвете 25 ноября артиллерия, минометы и авиация на участке прорыва начали подавлять оборону противника. Надо сказать, что в полосе предстоящих действий корпуса, противник имел прочные оборонительные сооружения – дзоты, сплошные траншеи с проволочными ограждениями и минными полями.

Весь численный состав 1-го механизированного корпуса ждал с волнением и трепетом своего первого боя.

По оперативному решению командования, 35-я бригада, с 4-м танковым полком впереди и на левом фланге, должна была выступить в центре – в направлении Клемятин, Цицин, Спас.

На рассвете 26 ноября танковые бригады и 4-й танковый полк атаковали врага. 4-й танковый полк 35-й механизированной бригады под командованием майора Афанасьева М.А. прорвался в тыл врага и овладел деревней Спас, где захватил склады с боеприпасами, вещевым имуществом и продовольствием. Талантливый и отважный командир майор Афанасьев погиб.

35-я бригада под командованием подполковника Кузьменко В.Л., в ходе боев отклонилась от своего направления. Однако к концу дня 27 ноября ей удалось овладеть деревней Жегуны. Но, форсирование реки Нача успеха не имело. И свою задачу – выйти у Семенцово на шоссе Владимирское – г. Белый – 35-я бригада не выполнила, так как командование бригадой своевременно не обнаружило, что наступление идет не по своему направлению.

Только к рассвету 29 ноября 35-я бригада полностью переправилась через Начу и пошла в наступление в направлении Семенцово.

При поддержке гвардейских минометных батарей, бригада оседлала шоссе, а также новую, проложенную немцами, дорогу по лесам восточнее шоссе, с выходом к Шавырдино. За день бригада освободила четыре населенных пункта, нанесла врагу большие потери и захватила склад с 1500 велосипедами и другим имуществом.

На шестой день , 1 декабря, общее наступление армии на всех участках приостановилось по причине ввода крупных оперативных резервов противника и его постоянных контратак.

С 1 по 4 декабря бригады 1-го корпуса с большим трудом сдерживали рубеж Кубасово, Матренино, станция Никитинка, Семенцово, Шавырдино, отойдя 3 декабря на западный берег Начи, Городна и Дубки и заняв там оборону.

К исходу 4 декабря стало очевидно, что противник танковыми группировками готовится нанести сходящиеся удары: из района Белоусово, Подселица, Раздобарино на Волыново, Шипарево и Цицин, а из района г. Белый на Батурино и Цицин. Создалась угроза окружения 1-го механизированного корпуса, и было принято решение вывести в свои тылы все строевые машины, оставив в своем расположении только боевую технику. На строевых машинах также были эвакуированы все раненые и больные.

Враг нещадно атаковал позиции корпуса в течение 5, 6 и первой половины 7 декабря. В 14 часов 30 минут 7 декабря из штаба 41-й армии была получена информация о том, что 50 вражеских танков прорвались к деревне Волынино и устремились в сторону Шипарево. Командованием армии были предприняты попытки перегруппировать войска, в результате чего, 1-му корпусу пришлось наспех растянуть фронт обороны 35-й и 19-й механизированных бригад в сторону Жегуны, откуда были выведены подразделения для усиления района Цицин, Клемятин.

Но, наступление танковых группировок врага остановить так и не удалось, и они к 20 часам 7 декабря заняли Шипарево, Цицин и Дубровку, отрезов тем самым войска, находившиеся юго-восточнее этих пунктов.

Приказом командующего армией, все оставшиеся в тылу врага подразделения были подчинены командиру 1-го механизированного корпуса и должны были к 23 часам 7 декабря занять рубеж Сырматная, Быково, Тараканово, Марьино и лес южнее Цицина. Была поставлена задача удерживать занятые позиции до разгрома противника, вышедшего в наш тыл.

Перед 35-й бригадой была поставлена задача оборонять участок Сорокино и восточную опушку леса западнее Тараканово.

 

Примечание.

Отчет о своих первых боевых действиях 1-го механизированного корпуса можно прочитать в разделе "Документы ЦА МО РФ" - Отчеты и журналы боевых действий 1 мк - в журнале боевых действий 1 корпуса с 25 ноября по 15 декабря 1942 г., составленного начальником штаба 1мк полковником Дубовым совместно с начальником оперативного отдела подполковником Лебедевым (архивные № листов  31 - 34).

 

На рассвете 8 декабря была предпринята попытка прорвать кольцо окружения, но она не увенчалась успехом и только увеличила степень ожесточения контратак врага на окруженные части. Хотя ширина вражеского коридора, отделяющая окруженные части от основной линии фронта была всего от 3 до 5 км, даже войска 41-й армии, усиленные резервами Калининского фронта, неоднократно пытавшиеся снаружи прорваться к окруженным частям, не смогли добиться успеха.

Тем временем в течение девяти суток, с 7 по 15 декабря, войска 1-го механизированного корпуса и подчиненные ему части, ослабленные предыдущими боями, испытывая острый недостаток боеприпасов и продовольствия, в полном окружении героически удерживали занимаемый рубеж.

 

Свою первую награду Дрязгов Никита Алексеевич получил в 33 года. К этому возрасту у него уже четко сформировалось не только отношение к жизни, но и отношение к таким понятиям, как честь, мужество и ответственность перед людьми за принимаемые им решения и производимые им действия.

 

За боевые действия в конце ноября - начале декабря 1942 года, а также за личные заслуги, проявленные в боях, находясь в окружении и при выходе из окружения в декабре 1942 года, Дрязгов Н.А. был награжден своей первой боевой наградой – медалью «За отвагу» (№ 2913930), полученную во вторую годовщину начала Великой Отечественной войны – 22 июня 1943 года.

 

Выписка из Наградного листа, подписанного командиром артдива 35 мбр Якушевым 17 июня 1943 г.:

 

«…1. Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:

Мл. л-т Дрязгов Н.А., ком-р взвода управления 2й батареи артдива 35 мбр, в наступательных операциях против немецко-фашистских оккупантов в Бельском р-не Смоленской области с 24.11.42 г. по 7.12.42 г. в труднейших условиях зимы, обеспечил разведку, наблюдение, бесперебойную связь и корректирование огня по пр-ку, не имея потерь личного состава, имущества и техники. 8 декабря 42 г. командуя орудием в д. Сорокино Бельского р-на подбил 2 танка и рассеял свыше роты вражеской пехоты.

Под огнем пр-ка организовал подноску снарядов и дважды отбивал ожесточенные атаки противника.

15 декабря 42 г. близь д. Жуково, того же р-на, проявил личное мужество и выдержку, из личного оружия уничтожил свыше 10 гитлеровцев из танкового десанта, подошедшего вплотную к переднему краю. Командуя группой красноармейцев, зажатой в кольцо, после приказа командования с боем вывел личный состав, показав пример смелости и инициативы.

 

Командир (начальник) Артдива 35 мбр

ст. л-т                                   %Якушев%

17 июня 1943 г                                                            …»

 

Примечание.

Отчет о боевых действиях 1-го механизированного корпуса при выходе из окружения можно прочитать также в разделе "Документы ЦА МО РФ" - Отчеты и журналы боевых действий 1 мк - в журнале боевых действий корпуса (бои в окружении) с 25 ноября по 15 декабря 1942 г. (архивные № листов - 35, 36).

 

А вот, что написано про этот эпизод боя в книге бывшего командира 1-го Красноградского механизированного корпуса Соломатина М. Д. «Красноградцы» (военное издательство МО СССР, Москва 1963 г.):

 

«… В тяжелых боях в тылу врага советские воины показали высокий моральный дух. Весь личный состав корпуса, следуя примеру командиров и политработников, коммунистов и кмсомольцев, сражался мужественно, не щадя своей жизни. Смелость и отвага становились нормой поведения человека.

Наводчик одной из противотанковых батарей комсомолец сержант Д. Мухамбетов со своим орудийным расчетом в бою у деревни Сорокино 8 декабря поджег два танка противника, а когда его орудие было подбито, он вместе с мотопехотинцами 35-й механизированной бригады продолжал сражаться с винтовкой в руках…»

 

Примечание.

Книга, изданная за год до моего рождения, в 1963 году, тиражом 27 500 экз. была найдена мною на просторах интернета в г. Рязань, прислана мне по почте 7 апреля 2015 года и находится в моем архиве.

 

Не трудно сопоставить факты и понять, что это было орудие 2-й батареи артдивизиона было под командованием командира взвода управления младшего лейтенанта Дрязгова Н.А.

 

К 14 декабря запасы по всем видам снабжения, особенно по боеприпасам, оказались на исходе. Проведя подсчет боеприпасов, выявили, что на каждый танк, орудие или миномет осталось по 5-6 снарядов или мин. На каждый автомат или пулемет – по 10-15 патронов, на каждую винтовку – по 5 патронов. Были попытки сброса боеприпасов с самолетов, но этого было недостаточно.

В таких условиях необходимо было принимать решение о целесообразности продолжения действий корпуса в тылу врага. Как мы все сейчас понимаем, что выхода из создавшейся ситуации могло быть только два: истощение и разгром окруженных воинских частей или вывод войск из окружения, но не любой ценой, так как возобладала все-таки целесообразность, а с минимальными потерями.

Командующий Калининским фронтом генерал армии Пуркаев М.А. приказал командиру 1-го механизированного корпуса генерал-майору Соломатину М.Д. готовить воинские части к выходу из окружения, выбрать место и время вывода войск и сообщить по радио об этом в штаб армии.

На коротком совещании штаба корпуса с командирами частей было единодушно решено вывести из окружения всю исправную боевую технику и, конечно, всех раненых.

Если бы у корпуса не имелось раненых и не надо было выводить технику, можно было осуществить прорыв в направлении Шевнино, Демяхи, так как там были сплошные леса и болота, скованные морозами, что позволяло пройти частям в пешем порядке.

Поэтому было решено выводить войска по более короткому, но более опасному и сложному пути, с прорывом более прочной обороны противника – на участке Дубровка, Шипарево.

По замыслу командования, бригады должны были занять исходное положение для прорыва из окружения, но не вести никаких активных действий.

В 22 часа 40 минут 15 декабря артиллерия 41-й армии открыла огонь по расположению противника в полосе Шипарево, Дубровка для отвлечения его внимания на этих населенных пунктах. В 23 часа был дан сигнал бригадам об открытии огня и начале атаки. Бригады первого эшелона (74-я стрелковая, 19-я и 37-я механизированные) расчистили путь изнутри кольца для отвода всех войск из тыла врага. Этим бригадам были приданы все имеющиеся танки, орудия и зенитные пулеметы. 74-я бригада действовала в направлении Дубровка, обходя ее с запада, 19-я бригада – в обход Цицина с запада, а 37-я бригада – в обход Шипарево с востока.

35 бригада вышла в прорыв во втором эшелоне и после выхода из окружения заняла оборону на участке Емельянова, иск. Клеммятин.

1943 год – Степной и Украинский фронта

Весной 1943 года 1-й механизированный корпус был переброшен на юг и включен в состав резерва войск Степного фронта. 19-й и 35-й механизированным бригадам были торжественно вручены боевые знамена.

 

В июне 1943 года Дрязгов С. Н. получил звание старший лейтенант и должность адъютанта штаба артдивизиона, а потом должность начальника штаба (адъютанта старшего) артиллерийского дивизиона 35 механизированной бригады.

 

К тому времени 1-й механизированный корпус находился в районе Воронежа, и приказом командующего Степным фронтом генералом армии Коневым И.С. был передан в оперативное подчинение командующего 53-й армией.

8 июля корпус получил приказ в течение двух ночей выйти к городу Обоянь и занять оборону на рубеже Сорокин, Солнцево, Девятигорье. Войскам корпуса предстояло пройти 300 км.

На занятом рубеже вести боев не пришлось, так как враг отступил.

С 23 июля по 2 августа проводилась подготовка наступательной операции – войти в прорыв с рубежа Гремучий и наступать в направлении Стрелецкое, Красное, Микояновка.

Днем 2 августа танки бригад начали скрытно переправляться через реку Липовый Донец в районе деревни Лучки и сосредотачиваться на путях выдвижения своих бригад в исходный район. В ночь на 3 августа был произведен скрытый вывод всех остальных войск корпуса в исходный район. А с утра 3 августа началась мощная артиллерийская и авиационная подготовка, после которой войска 53-й армии перешли в стремительное наступление.

35-я бригада продвигалась в район Казацкое, чтобы дальше действовать в направлении Грязное.

К 9 часам утра 5 августа бригада, как и весь первый эшелон, переправилась через Возолку и стала продвигаться в южном направлении, обходя Белгород с запада, и к исходу дня заняла Грязное. В течение этого дня советскими войсками был освобожден и Белгород.

На этом наступательная операция не закончилась. 35-я бригада продолжала наступать в первом эшелоне совместно в 37-й бригадой. Но, дальнейшее наступление развивалось очень медленно. Упорное сопротивление оказывала вражеская армия, усиленная тяжелыми танками и самоходными орудиями «Фердинанд». Но, к исходу дня 6 августа, благодаря героическим действиям 4-го танкового полка, 35-я бригада заняла Дубинино. Во время этого боя экипаж танка под командованием лейтенанта Середина В.В, не смотря на то, что их танк был подожжен, на горящей машине атаковали врага и огнем с ходу уничтожили три тяжелых танка противника.

Также подразделениями 35-й бригады был захвачен важный опорный пункт врага – Казачья Лопань. А всего за 7-9 августа войска корпуса продвинулись на 44 км, освободили 45 населенных пунктов и три ж/д станции. Но такой темп наступления совершенно не устраивал командование армией.

10 августа, в 5 часов утра 1-му корпусу было приказано сосредоточиться в районе Михайловка, Шаповаловка и в 8 часов атаковать врага на рубеже Мироновка, Безруковка, и развивать наступление в направлении Масловка, Полевое, Коротич, с последующим овладением района Коротич. То есть, прорвать вражескую оборону и преодолеть 40 км вражеской территории в течение одного дня. Вот такие темпы были необходимы в наступлении.

35-я бригада, действовавшая на южной окраине Михайловки, перегруппировалась несколько западнее для наступления на Безруковку.

Однако, ведя ожесточенные бои, и прикладывая все усилия, в течение 10 августа войска корпуса продвинулись всего на 5 км… При этом, 35-я бригада к исходу дня также лишь смогла занять Безруковку.

С 11 по 19 августа войска 1-го механизированного корпуса вели наступление в тесном взаимодействии с войсками 53-й армии.

19 августа батарея артиллерийского дивизиона 35-й механизированной бригады отразила контратаку вражеских танков в лесу южнее Полевое. Героически сражались в этом бою парторг Толяренко и командир орудия Пуков.

 

Из книги воспоминаний Павла Авдеева

“Привалился к сердцу камень”.

 

Павел Меркурьевич Авдеев - фронтовик, 1915-го года рождения, инвалид Великой Отечественной войны, ветеран 2-го мотострелкового батальона 19-й мотострелковой ордена Красного Знамени Слонимско-Померанской механизированной бригады, 1-го Красноградского механизированного корпуса, 2-й гвардейской танковой армии.

 

“От Белгорода до Харькова” - фрагмент этой же книги воспоминаний.

 

“…В моей записной книжке — скупые и краткие записи: “12.08.43 г. Мироновка. Фрицы упорствуют, но отходят”. Вспоминаются детали: штурмовая группа мотопехоты под командованием Парусова на танках была подброшена к хутору перед Мирфкой. Фашисты поспешно поджигали хаты и пытались на мотоциклах скрыться. Удалось это немногим: попали под огонь наших танков.

Выдвижение нашей мотопехоты за хутором было встречено минометным и пулеметным огнем с бугров, укрепленных дзотами. Танкам Бортовского удалось вклиниться в оборону противника и деморализовать вражескую пехоту, подавляя огнем и гусеницами. Попытки немецких танков оказать сопротивление были безуспешны. Их удачно подбили наши танкисты”.

И еще записи: “14.08.43. Бои за Полевое. 16.08.43 г. Бои за харьковский лес”.

Стало известно, что батальону пришло подкрепление. Нас отвели для передышки в дубовую рощу. В один из дней тут было организовано разучивание нового Гимна Советского Союза.

Остатки батальона двигались во втором эшелоне, и до нас доходили сообщения об успешных действиях передовых подразделений. Вспоминаю об этом в связи с записью в своей “памятнушке”: “20 августа 1943 г. Пересечное”.

Накануне ночным ударом наши подразделения прорвали вражескую оборону и заняли этот крупный населенный пункт. Снова в бою отличились наши постоянные друзья — танкисты капитана Бортовского. Батарея артдивизиона 35-й мехбригады успешно отразила контратаку фашистских танков, прорвавшихся к лесу южнее селения Полевое. Их огонь спас жизни многих солдат мотопехоты бригады…”

 

Ну а как мы уже знаем, в августе 1943 года Адъютантом артдивизиона 53-й Механизированной бригады был старший лейтенант Дрязгов Никита Алексеевич.

 

Примечание.

Схему боя в районе «Полевое» можно посмотреть в разделе "Документы ЦА МО РФ" - Схемы боев и передвижений 35 мбр - в документе «Схема боев 35МБР за Полевое 16-17-18 августа 1943» (архивный № 65).

 

21 августа, получив новый приказ, 1-й мех. корпус развернул фронт наступления на юг, в сторону Люботин и Коротич. К утру 22 августа бригады корпуса вышли к шоссе Харьков – станция Люботин, но дальше продвинуться не смогли. Оставив свою артиллерию на огневых позициях, войска корпуса сосредоточились в лесу восточнее Пересечное, где в течение трех дней приводил в порядок материальную часть таков, машин и вооружения.

В период с 27 августа по 12 сентября 1943 года 1-й мех. корпус вел наступательные действия в направлении Пересечное, Валки. 10 сентября подразделения корпуса вышли на ж/дорогу Харьков – Полтава южнее Стар. Мерчик. Сопротивление врага на этом направлении все возрастало. И тогда было решено перегруппировать части корпуса северо-западнее, в район Перекопа, и уже оттуда нанести удар на Николаевку и Чутово.

В полосе наступления оборонялась одна из самых лучших танковых дивизий гитлеровской армии – танковая дивизия СС «Викинг».

Атака началась 13 августа с тщательно продуманного и подготовленного в кратчайшие сроки массированного огня артиллерийских дивизионов механизированных бригад и 294-го минометного полка по высоте 194,3, которая являлась ключом всей обороны врага в полосе наступления корпуса. Руководил этим командующий артиллерией корпуса полковник (впоследствии генерал-майор) артиллерии Дмитрий Яковлевич Селезнев, очень грамотный артиллерист, с большим боевым опытом.

Артподготовка длилась 10 минут и закончилась двухминутным огневым налетом стрельбой из танков бригады первого эшелона, после чего танкисты стремительно атаковали врага.

Как всегда, в бою отличился 4-й танковый полк 35-й мех. бригады. Но, не смотря на отвагу и мужество танкистов, оборону противника прорвать не удалось, и войска были вынуждены приостановить наступление и закрепиться на достигнутых рубежах.

13 сентября 1-й корпус был выведен с линии фронта и сосредоточен в районе Высокополье, а в ночь на 16 сентября перегруппирован в район Знаменки и передан в оперативное подчинение командующего 69-й армией.

Корпусу предстояло на рассвете 16 сентября прорвать оборону противника в районе Знаменки и развивать наступление в направлении Сухая Балка, Крестище, Красноград.

Ночью разведка обнаружила, что враг покинул занимаемые рубежи обороны в этом районе, и было решено перейти к преследованию врага прямо с марша, без развертывания на рубеже атаки. Что и было выполнено на рассвете.

К концу дня подразделения корпуса заняли Сухую Балку и совхоз «Жовтень», но были остановлены сильной обороной противника.

Тогда из второго эшелона была введена в бой 35-я бригада – в направлении «Жовтень», Крестище, что обеспечило прорыв вражеской обороны. К исходу дня 35-я бригада заняла Крестище. Преодоление обороны в этом месте было очень тяжелым.

В этом бою два командира за смелые и решительные действия своих подразделений, а также за лично проявленные мужество и бесстрашие были удостоены звания Героя Советского Союза. Это были первые Герои Советского Союза в механизированном корпусе: командир танкового взвода младший лейтенант Шишкин И.Н., уже во второй раз на подбитом горящем танке экипаж Шишкина ворвался во вражеские ряды и уничтожил 3 орудия, САУ «Фердинанд», 3 миномета и более 30 гитлеровцев, и командир стрелковой роты лейтенант Губин А.М., рота которого, дважды в этом бою прорвала оборону противника и в рукопашном бою во вражеских траншеях и на оборонительном узле противника в общей сложности уничтожили более 45 гитлеровцев и более 65 было взято в плен.

В дальнейшем, 35-я бригада наступала в обход Краснограда с запада. И к исходу дня 18 сентября общими усилиями Красноград был полностью очищен от немецко-фашистских захватчиков.

За успешные боевые действия 1-му механизированному корпусу 18 сентября 1943 года приказом Верховного Главнокомандования красной Армии было присвоено наименование Красноградского.

21 сентября корпус форсировал реку Ворскала в районе Нов. Сенжары и перерезал пути отхода противника из Полтавы на Кременчуг.

26 сентября 1-й мех. корпус был передан в оперативное подчинение командующего 5-й гвардейской армии, и уже в ее составе после упорного боя к исходу 28 сентября части корпуса вышли в район Мулевки, а 29 сентября он был перегруппирован в район Погребы для нанесения очередного удара по противнику в целях освобождения Кременчуга.

В тот же день Кременчуг был освобожден, а 35-я и 37-я механизированные бригады вышли к Днепру в районе Криуши.

В течение ночи на 30 сентября, все части 1-го корпуса проведя 80-километровый марш, по приказу командующего фронтом сосредоточились в районе Озеры, и корпус поступил в оперативное подчинение 37-й армии.

К 1 октября 1943 года корпус сосредоточился на левом берегу Днепра в районе Мотрино, Григоро-Бригадировка, Озеры и получил приказ переправить танковые и артиллерийские части на правый берег Днепра и сосредоточиться в районе Мишурин Рог для нанесения удара 2 октября в направлении Анновка, Лиховка в целях расширения плацдарма.

Но из 35-й бригады это касалось только 4-го танкового полка и артдивизиона. Сама 35-я бригада осталась в районе Озеры.

При боях по расширению плацдарма снова отличились танкисты. Особенно танковый батальон Тюрина Д.В. Ему самому и еще восьми офицерам его батальона было присвоено звание Героя Советского Союза.

Бои за плацдарм продолжались до 15 октября – до перехода войск 2-го Украинского фронта  в наступление.

А 5 ноября 1-й мех. корпус был выведен в резерв фронта и опять стал сосредотачиваться в районе Озеры. Но, спустя 2 дня, когда еще не все части корпуса переправились через Днепр, был получен приказ вернуться на правый берег и сосредоточиться в районе Березоватое, Реполе, Кадетовка (15-20 км восточнее Петрово) для сдерживания сильного удара врага северо-восточнее Кривого Рога.

Во время 150 км марша был получен новый приказ – сосредоточиться в районе Петрово и перейти в оперативное подчинение командующего 7-й гвардейской армии.

С 14 ноября 1-й мех. корпус вел наступательные действия от Петрово до рубежа Спасово, Варваровка, но в связи с переносом основного удара на другое направление, был выведен из боя и сосредоточен в районе Михайловка, Веселая Зорька.

Наступление началось 5 декабря. 1-й корпус наступал в направлении Семеновка, Лозоватка. 35-я бригада, как наиболее малочисленная, должна была идти в арьергарде и закреплять захваченные рубежи.

После боев 28 декабря 1-й корпус был выведен в резерв 2-го Украинского фронта и сосредоточен в районе Новой Праги, а затем вообще был передан в резерв Ставки Верховного Главнокомандования. Так завершилось его участие в боях на Украине.

июль 1944 года – Белорусская операция

В первой половине 1944 года 1-й механизированный корпус совместно с 4-м гвардейским кавалерийским корпусом входил в состав конно-механизированной группы под командованием генерал-лейтенанта Плиева И.А. в составе 1-го Белорусского фронта, которым командовал генерал армии Рокоссовский К.К.

Группе предстояло действовать в бобруйско-барановичском направлении в ходе общего наступления на Бобруйск. А конкретно – выйти в район Вьюнище, Оземля и захватить переправы через реку Птичь, затем овладеть населенными пунктами Глуша, Глуск, Славковичи, и затем быть готовыми наступать или на Бобруйск или на Старые Дороги, Слуцк.

Наступление войск 1-го Белорусского фронта на бобруйско-слуцком направлении началось 24 июня 1944 года.

35 мех. бригада была введена в бой только вечером 26 июня для усиления удара 37-й мех. бригады в направлении Степановка, Глуша. Выполняя приказ командования к утру 27 июня овладеть населенным пунктом Глуша, она преследовала отступающие части противника, и также выполнила вторую часть приказа – перерезала шоссе Бобруйск – Слуцк. Ведя стремительную атаку, обе бригады вышли 28-29 июня в район Горки и вели безуспешные бои за переправу через Орессу. И только благодаря помощи специально выделенного танкового батальона 219-й бригады, эти бои увенчались успехом.

Дальнейшие цели 35 бригады по замыслу командования были: продолжение наступления севернее шоссе Бобруйск-Слуцк, форсирование реки Случь, обход Слуцка с севера и предотвращение отвода вражеских войск из Слуцка в сторону Барановичи. Но, к сожалению командования, данные цели, поставленные перед 35 бригадой, не были выполнены полностью. Она смогла выйти 30 июня только в район Прощицы. Командование обвинила подполковника Гаврилова И.В. в том, что он не проявил должной инициативы и не воспользовался успешным прорывом 10-й гвардейской кавалерийской дивизии, которая также шла северным направлением, выходя в тылы слуцкой группировки противника.

Далее бригада двигалась в направлении Дервичено, Ляховичи, а потом, двигаясь впереди корпуса в район Полонка в обход Барановичей, в направлении Юшкевичи, Подстарины, к утру 8 июля подошла к реке Мышанка в 2 км севернее Козлякевичи. Мост через реку был разрушен, и переправа задержалась на 6 часов. Тем не мене 8 июля бригада была уже в районе Полонки.

Далее последовал приказ преследовать вражеские войска в направлении Полонка, Деревная, Мароним, и с ходу форсировать реку Шара южнее Слонима – перерезать пути отхода противника из города в юго-западном направлении. 9 июля войска корпуса перешли в наступление, сходу форсировали реку Шара и вышли на путь Слоним – Косово.

Выполнение этого приказа значительно облегчило освобождение Слонима.

35 бригада вела бои в населенном пункте Петровское, где отличилась рота автоматчиков под командованием Героя Советского Союза старшего лейтенанта Губина А.М. (рота отразила контратаку вражеского батальона пехоты с танками), в районе Авацевичи, где отличилась небольшая группа разведчиков во главе с командиром роты старшим лейтенантом Гавриловым П.И., в городе Бытень, который смогла занять одна мотострелковая рота совместно с танковым взводом.

За отличные боевые действия в Белорусской операции приказом Верховного Главнокомандования 35-й и 19-й механизированным бригадам было присвоено наименование Слонимских.

 

35-я механизированная бригада стала «Слонимская».

июль 1944 года – Брест-ли операция

О ходе этой операции мы можем подробнее узнать также из книги Соломатина М. Д. «Красноградцы»:

 

«… Обстановка требовала от наших войск самых решительных действий, чтобы не дать возможности врагу привести свои отступающие части в порядок и укрепиться на подступах к Бресту…

… 35- я и 37-я механизированные бригады, продолжая теснить противника, заняли Щербово. Все ближе и ближе подходили советские войска к Бресту. На подступах к городу развернулись упорные и кровопролитные бои. Противник, несмотря на большие потери, старался во что бы то ни стало задержать наступление советских войск. Однако воины 1-го механизированного Красноноградского кoрпyca совместно с войсками 3-го гвардейского и 128-го стрелковых корпусов 28-й армии продолжали громить врага и шаг за шагом продвигались на запад, стремясь как можно скорее изгнать немецко-фашистских оккупантов с родной земли и протянуть руку помощи польскому народу.

К исходу 22 июля 35-я и 19-я механизированные бригады заняли населенный пункт Турна, перерезав тем самым шоссе Брест-Видомля, в результате чего брестская

группировка противника оказалась отрезанной от белостокской. Это облегчало разгром советскими войсками брестской группировки.

23 и 24 июля корпус продолжал наступление. 25 июля он переправился через реку Лесна-Лева за войсками 3-го гвардейского стрелкового корпуса западнее Турна и

вместе с ними громил 35-ю пехотную дивизию противника. К 10 часам 25 июля 35-я и 19-я механизированные бригады освободили населенный пункт Тростяницы, а

37-я бригада - Рудовец.

С выходом войск 1 -го механизированного корпуса и 28-й армии в район Тростяницы, Рудовец для противника создалась угроза форсирования нашими войсками Западного Буга и обхода Бреста с запада. Опасаясь этого, вражеское командование предприняло сильные контратаки своей пехотой с танкам со стороны Высокое, стараясь отбросить советские войска. Механизированные

бригады корпуса, усиленные отдельными корпусными частями, совместно с дивизиями 3- го гвардейского стрелкового корпуса с трудом отразили натиск превосходящих сил врага и продолжали наступление.

Отбрасывая врага на запад, войска корпуса к рассвету 26 июля освободили Шестаково. В течение этого дня они отразили несколько контратак 35-й пехотной и 4-й танковой дивизии Противника. 27 июля советские войска заняли Высокое.

Днем 28 июля корпус во взаимодействии с войсками 28-й армии освободил Токари и Зажече, а к концу дня – Немиров, Новоселки и вышел к Западному Бугу. Однако

форсировать реку с ходу ему не удалось. Противник успел подвести на этом участке резервы и организовать на правом берегу прочную оборону.

Выходом к Западному Бугу войска 1-г о механизированного Красноградского корпуса и 28-й армии оказали большое воздействие на брестскую группировку противника, ускорили ее разгром. 28 июля в результате согласованных ударов двух армий - 28-й и 70-й - Брест полностью был очищен от немецко-фашистских захватчиков.

За отличные боевые действия в период боев за Брест 19-я и 35-я механизированные бригады приказом Верховного Главнокомандования были награждены орденами Красного Знамени, а 37-я механизированная бригада - орденом Суворова II степени. Многие офицеры, сержанты и бойцы награждались орденами и медалями…»

 

35-я механизированная бригада стала «Краснознаменная, Слонимская».

 

За хорошо поставленную работу штаба артдивизиона на марше и в наступательных боях старший лейтенант Дрязгов Н.А. 12 августа 1944 года был представлен своим командиром к награждению орденом Отечественной Войны 2-й степени. Но Приказом командира 1 механизированного корпуса генерал-лейтенанта Кривошеина М.С. от 3 сентября 1944 года был награжден орденом Красной Звезды (№ 855827).

 

Выписка из Наградного листа, подписанного командиром артдива 35 мбр Баско П.Т. 12 августа 1944 года:

 

«…Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:

За период наступательных боев с 25 июня 1944 г. начальник штаба дивизиона старший лейтенант Дрязгов умело организовал взаимодействие дивизиона с пехотой и танками, правильно поставил дело разведки и связи, обеспечив регулярную и правдивую информацию в вышестоящий штаб.

Образцово организуя марш в условиях трудно проходимых дорог и частых переправ, обеспечил своевременный подвоз питания, боеприпасов, горючего и ремонта техники.

Находясь повседневно в боевых порядках 19 июля в районе д. Поджечаны под исключительно сильным арт. огнем ст. лейтенант Дрязгов направлял огонь дивизиона по контратакющим немцам. Две ожесточенные контратаки немецкой пехоты и танков были отбиты. Враг понес большие потери.

2 августа дивизион в р-не … одним из первых переправился через р. Зап. Буг.

За время проведенных наступательных боев с 25 июля 1944 г дивизион уничтожил: 4 орудия, огневых точек 23, наблюдательных пунктов 2, орудий самоходных 2, автомашин 5. Убито свыше 400 гитлеровцев. Подавлен огонь 4-х артбатарей, 11 минбатарей.

За хорошо поставленную работу штаба содействующую выполнению боевых приказов командования. Умелое использование огня артиллерии.

Достоин правительственной награды – орденом «Отечественной войны II степени.

 

Командир артдивизиона 35 мехбригады

12.8.1944 г.                    капитан                                              % Баско%        …»

 

А 9 августа 1-й мех. корпус преодолел реку Ливец, и нанося удары 3-й танковой дивизии СС «мертвая голова» и 5-й легкопехотной дивизии противника, 12 августа вышел на рубеж Староволя, Розалин.

15 августа по приказу командующего 28-й армией 35-я механизированная бригада была выведена из состава корпуса, усилена танками и мотострелковыми подразделениями для ведения самостоятельных боевых действий вместе с войсками 3-го гвардейского стрелкового корпуса 28-й армии до 21 августа. В тот день она вышла в район Лотошен, в 20 км северо-западнее Ядув, на берег Западного Бука. Тогда как остальные части корпуса были выведены из боя и сосредоточены в районе Урле в 5-6 км юго-восточнее Ядув.

А 29 августа 1-й механизированный корпус в полном составе был передан в состав 2-й гвардейской танковой армии и вместе с ее войсками выведен в резерв Ставки Верховного Главнокомандования.

 

К концу 1944 года Красная Армия полностью очистила советскую землю от немецко-фашистских захватчиков и отвоевывала от гитлеровской тирании Восточную и Юго-Восточную Европу. Линия фронта проходила уже по территории Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии, Венгрии и Югославии.

И теперь было необходимо, без передышки, развернуть решительные наступательные действия по всей линии фронта. Операция носила название «Висло-Одерская». В ней должны были участвовать войска трех фронтов (1-й Белорусский, 1-й Украинский и часть сил 4-го Украинского) при активной поддержке 2-го Белорусского фронта и 1-й армии Войска Польского.

январь-март 1945 - Висло-Одерская и Померанская операции

2-ая гвардейская танковая армия получила задачу войти в прорыв на третий день операции в полосе действий 5-й ударной армии в направлении Сохачев, Гостынин.

Командующий армией генерал-полковник, впоследствии Маршал бронетанковых войск, С.И. Богданов приказал 1-му механизированному корпусу наступать во втором эшелоне. При этом указывалось, что в ночь на 15 января 1945 года войска корпуса должны переправиться на западный берег Вислы и сосредоточиться западнее и юго-западнее Магнушева.

Учитывая то, что в прорыв в первом оперативном эшелоне вводились танковые корпуса 2-й танковой армии, 1-й механизированный корпус также построил свое наступление в два эшелона – в первом были две механизированные бригады, а во втором – механизированная и танковая бригады.

35-я Слонимская бригада вводилась в прорыв за 9-м танковым корпусом по правому маршруту за 37-й Слуцкой бригадой – в направлении ВАРКА, Груец, Мщонув.

Этой операции предшествовала длительная и тщательная подготовка.

В январе 1945 года советско-германский фронт вновь пришел в оживление.

14 января после мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска 1-го Белорусского фронта перешли в наступление, углубившись в тыл врага на 18 км на участке шириной 30 км.

В ночь на 15 января первый оперативный эшелон фронта занял плацдарм на западном берегу реки Пилица, тем самым обеспечив ввод в прорыв 2-й танковой армии. 1-й механизированный корпус в ночь на 15 января переправился на западный берег Вислы и полностью сосредоточился в исходном районе западнее Магнушева.

С утра 16 января корпус, оставаясь во втором эшелоне, начал выдвигаться за танковыми корпусами и к рассвету 17 января вышел в район Мщонув, Жирардув, пройдя за сутки 75-80 км и ведя бои с разрозненными группами вражеской армии, оставшимися после прорыва в тылу наших войск.

И уже с утра 17 января 1-й корпус был введен в сражение в направлении Жирадув, Сохачев. 35-я бригада как раз была направлена вдоль шоссе, соединяющие эти населенные пункты. Теперь уже 37-я бригада шла за 35-й.

А к исходу 17 января 35-я мех. бригада вместе с 219-й танковой бригадой вышли в район Гузов. А к исходу 18 января 35-я и 219-я бригады во втором эшелоне вышли в район Лович. И затем они получили приказ двигаться по шоссе Лович – Кутно.

Параллельно, вдоль реки Бзура, южнее этого шоссе, наступали 37-я и 19-я бригады.

После освобождения Кутно 219-я танковой и 37-й механизированной бригадами, они двинулись в направлении Клодова.

35-й мех. бригаде была поставлена задача небольшими силами метопехоты отвлечь и сковать врага с восточной стороны Клодова, а основными силами обойти его с севера и совместно с 37-й бригадой разгромить клодовскую группировку.

За геройство, проявленное в боях за Клодов, двум воинам 35-й бригады было присвоено звание Героя Советского Союза – командиру 2-го мотострелкового батальона майору К. Ф. Ребрику и командиру танка сержанту И. А. Лубяному.

Дальнейшее наступление 35-й бригады развивалось в направлении Сампольно.

В связи с высокими темпами наступления всех боевых подразделений 1-го механизированного корпуса (40 – 50 км в сутки) тылы его отстали, и к исходу 20 января войска корпуса остались без горючего и с очень ограниченным количеством боеприпасов.

В течение остатка дня 20 и в ночь на 21 января удалось подвезти некоторое количество топлива и боеприпасов, обеспечив танковые, артиллерийские и минометные подразделения. Оставив часть автомашин, для которых не хватило топлива, корпус возобновил наступление на Броневице, который необходимо было взять к исходу 21 января.

До границ Германии оставалось лишь 150 км.

1-му механизированному корпусу была поставлена задача форсировать Нетце (нем. Netze, польск. Notec (Нотец)) на участке Чарникау, Дризен, прорваться через «померанский вал» в направлении Гросс-Дрезден и развивать наступление на Фридеберг.

Исходя из наличия сил и средств в бригадах, было решено использовать в наступлении 219-ю танковую бригаду в полном составе,а из 19-й и 35-й механизированных бригад выделить передовые отряды.

Передовому отряду 35-й бригады предстояло наступать в направлении Рогово, Рогазен, Лукатц для захвата переправы в районе Лукац.

Но, из района Рогазен войска 35-й бригады были повернуты в направлении Оборники.

В течение ночи на 24 января передовой отряд 35-й бригады с боями успешно продвигался в этом направлении и в 12 часов 24 января занял этот пункт.

 

А вот в следующие два дня произошли события, которые так долго ждали все.

Советские войска вступили на территорию Гкрмании.

 

В финальной фазе Висло-Одерской операции, а именно 26 января 1945 года, артдивизион первый форсировал реку Нетце в районе Чарникау (нем. Czarnikau, польск. Czarnkow) и вступил на немецкую землю, так как до второй мировой войны немецко-польская граница проходила по реке Нетце.

За вторжение в Германию в первых рядах старший лейтенант Дрязгов Н.А. в феврале 1945 года был представлен своим командиром к награждению орденом «Отечественная Война» 1-й степени (высшей степени). Наградной лист 18 февраля 1945 года получил резолюцию командира 35 мех. бригады генарал-майора Бабаяна А.Г. «…Достоин правительственной награды орденом «Отечественная Война» 2-й степени…». Тем не менее, 4 марта 1945 года наградной лист получил ходатайство командующего артиллерией 1-го Красноградского механизированного корпуса – гвардии полковника Ермакова «…о награждении правительственной наградой орденом «Отечественная Война» 1-й степени…». Но Приказом командира 1-го механизированного корпуса генерал-лейтенанта танковых войск Кривошеина М.С. от 15 апреля 1945 года Дрязгов Н.А.был награжден орденом «Отечественная Война» 2-й степени (№ 507429).

Примечание.

Чтобы понять и разобраться, почему часто командиры выписывали наградные листы на один орден, а вышестоящее командование решало по-другому, вы можете прочитать в разделе "Дополнительно" - Интересные факты и мои заметки - в заметке "Так кого и за что награждают орденами «Отечественная война» 1-й и 2-й степени, а также орденом Красной Звезды?"

.

Выписка из Наградного листа, подписанного командиром артдива 35 мбр Баско П.Т. в феврале 1945 года:

 

«…Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:

Работая адъютантом старшим артдивизиона старший лейтенант Дрязгов хорошо организовал и подготовил личный состав к боевым действиям. Правильно поставил работу штаба в боевых условиях, организуя четкое взаимодействие артиллерии с поддерживаемыми частями и правдивую информацию вышестоящего штаба. Направляя работу всех служб на обеспечение выполнения боевой задачи, дивизион без потерь личного состава и техники в дневных и ночных условиях совершил марш-бросок в логово фашистского зверя.

26 января 1945 года в районе Чарникау дивизион первый форсировал реку Нетце и вторгся в пределы Германии, открыв огонь по врагу, прикрывая наведение переправ через реку Нетце.

Находясь в боевых порядках дивизиона ст. л-т Дрязгов обеспечил выполнение боевых задач, поставленных дивизиону. Дивизионом уничтожено: огневых точек – 28, орудий ПТО – 9, танков – 4, убито до 300 солдат противника. Подбито: танков – 2, орудий ПТО – 2, автомашин – 7, самоходных орудий -2.

За хорошо поставленную работу штаба, обеспечение проведенных боевых действий, мужество и отвагу достоин правительственной награды ордена «Отечественной войны I степени».

 

               Командир артиллерийского дивизиона 35 мехбр

                          Капитан                                  % Баско%        …»

 

О ходе этой операции мы также можем подробнее узнать из отрывка из книги Соломатина М. Д. «Красноградцы»:

 

«…25 января командующий 2-й гвардейской танковой армией генерал-полковник танковых войск С. И. Богданов лично поставил новую задачу командиру 1-го механизированного корпуса генерал-лейтенанту танковых войск С. М. Кривошеину. В своем приказе он указал: в районе Оборники оставить небольшое прикрытие, а остальные силы корпуса снова повернуть на Чарникау, захватить

его, форсировать реку Нетце и развить наступление на запад.

Командир корпуса направил на Чарникау 219-ю танковую бригаду. За ней выдвигались остальные бригады. 219-я бригада, не встречая организованного сопротивления врага, 25 января вошла в Чарникау . Мосты через Нетце противником были разрушены, и командир бригады организовал разведку возможных мест nepеправы.

К исходу 25 января уже все силы корпуса были сосредоточены в районе Чарникау.

Для захвата плацдарма на противоположном берегу Нетце были выделены мотострелковые подразделения 219-й танковой и 35-й механизированнои бригады с тяжелым вооружением. Под прикрытием огня артиллерии и минометов они по льду переправились через реку и захватили плацдарм. 26 января была наведена переправа для танков и автомашин.

В первую очередь переправилась 219-я бригада и повела наступление в направлении Найдорф, чтобы расширить плацдарм и прикрыть правый фланг корпуса, так как в районе Шмайдемюль действовала крупная вражеская группировка. 35-я бригада после переправы через реку вела наступление в направлении Штиглиц. 37-я бригада наступала на Гарниц; один ее мотострелковый батальон действовал в направлении Дойч-Филине, обеспечивая

левый фланг корпуса.

Несмотря на решительные меры, принятые командованием корпуса, введенные в бой на плацдарме три бригады за день продвинулись незначительно. К исходу 26 января они заняли Найдорф, Штиглиц, Гарниц.

В боях за расширение плацдарма особенно смело и решительно действовал 3-й танковый обатальон 219-й бригады, которым командовал майор Е. К. Ильин. Проделав 70-километровый марш и переправившись через Нетце, батальон в составе 10 танков стремительной атакой прорвал укрепленные позиции врага и с ходу занял Найдорф, истребив до батальона пехоты противника, уничтожив 2 танка, 8 орудий и 12 минометов.

Большое личное мужество в боях на Нетце проявил командир 35-й механизированной бригады подполковник  Я. С. Задорожный. При прорыве вражеской обороны он находился в передовых частях бригады, умело управлял боем. Под его командованием бригада быстро заняла Штиглиц, но сам командир бригады был в бою смертельно ранен.

За умелое руководство бригадой и достигнутые ею боевые успехи, за личную храбрость и отвагу подполковник Яков Степанович Задорожный был удостоен звания Героя Советского Союза…»

 

Дрязгов Н.А. имеет также и другие боевые награды - медаль «За боевые заслуги» (без номера), и второй орден Красной Звезды (№ 3462334). К сожалению, пока, наградной материал на эти награды не опубликован ЦА МО РФ.

 

Итак. Висло-Одерская операция плавно переросла в Померанскую операцию.

Дальше на пути 35-й механизированной бригады были Гросс-Дрезден, Дойч-Филине, «Померанский вал», Фриденберг, Ванденберг, лесные массивы западнее Бухольц, юго-восточная окраина Альтдамм.

 

Из книги Соломатина М. Д. «Красноградцы»:

 

«…На этом и закончились боевые действия 1-го Красноградского механизированного корпуса в Висло-Одерской и Померанской операциях. 19 марта корпус был выведен в резерв фронта и сосредоточен в районе Бана.

Таким образом, с 16 января по 18 марта 1945 г. 1- й механизированный Красноградский корпус с боями прошел более тысячи километров, форсировав на своем пути восемь крупных речных преград, в том числе такие, как Бзура, Нетце, Одер. Было освобождено и занято 52 города и 1218 населенных пунктов.

Среднесуточный темп наступления от Вислы до Одера равнялся 40-45 км. Иногда войска корпуса продвигались за сутки на 60-70 км. Такой высокий темп наступления объяснялся тем, что командиры всех степеней смело осуществляли маневрирование с целью обхода вражеских группировок и нанесения по ним ударов с флангов и тыла. Сказалось, конечно, и то обстоятельство, что лучшие, наиболее боеспособные дивизии противника в значительной мере уже были перемолоты на советско-германском фронте, а его новые соединения, пополненные юнцами и весьма пожилыми призывниками, не могли уже противостоять сокрушительным ударам Красной Армии.

За отличные боевые действия в Висло-Одерской и Померанской операциях 19-й механизированной Слонимской·бригаде (командир лолковник В. В. Ершов),

35-й механизированной Слонимской бригаде (командир подополковник Я. С. Задорожный, а с 25 февраля генерал-майор А. Г. Бабаян) и 37-й механизированной Слуцкой бригаде (командир Полковник М. В. Хотимский) было присвоено второе наименование - Померанских. 19-я бригада, кроме того, награждалась орденом

Кутузова I степени, а 35-я бригада - орденом Кутузова II степени. Многие офицеры, сержанты и бойцы корпуса были удостоены правительственных наград. Все это воодушевляло красноградцев на новые боевые подвиги, и они стремились как можно быстрее вступить в решающие схватки с врагом…»

 

35-я механизированная бригада стала «Краснознаменная, ордена Кутузова 2-й степени Слонимско-Померанская».

апрель-май 1945 - Берлинская операция

Ну а следующая операция была уже Берлинская. 35 мех. бригада получила приказ идти в первом эшелоне корпуса по левому маршруту: Гузов - Вульков, Рингенвальде.

Утром 17 апреля механизированный корпус был введен в сражение с рубежа Платков, Гузов в стыке между 9-м и 12-м гвардейскими танковыми корпусами с задачей нанести удар в направлении Платков, Бацлов, Претцель.

К исходу дня 35 бригада овладела Вульковым.

А в то время, пока основные части корпуса громили врага в районе Бернау, 35 бригада совместно с 219-й танковой бригадой продолжали наступление в направлении Претцель, Вертфульд, Шванебек.

К вечеру 20 апреля 35 бригада овладела Вертфульдом, благодаря стремительному танковому прорыву в тыл врага 4-го танкового полка под командованием майора Красных И.Ф.

Далее на пути у 35 бригады был упорный бой за Линденберг и продолжение наступления на Вейсензее. В ночь на 21 апреля в бою за Линденберг пал смертью героя командир 35 механизированной Слонимско-Померанской бригады генерал-майор Бабаян А.Г. Он лично участвовал в атаке, но его танк был подожжен фаустпатроном, и он был вынужден покинуть машину. Скинув горящую шинель, он продолжал руководить боем, но был сражен вражеской пулей.

Генерал-майору Бабаяну А.Г. было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Ну а к 18 часам вечера 22 апреля 35 бригада уже под командованием полковника Петрова И.П. вместе с 219-й танковой и 37-й механизированной бригад, а также с частями 3-й ударной армии овладели Вейсензее.

 

Из книги Соломатина М. Д. «Красноградцы» я взял сведения конкретно про действия 35-й механизированной бригады в битве за Берлин. Вот как это выглядит в моем пересказе, но с заимствованиями из текста книги:

 

В Берлинской операции, которая началась в 7 часов утра 23 апреля 1945 года, 35 механизированная бригада 1-го Красноградского механизированного корпуса 2-й гвардейской танковой армии вела планомерные наступательные бои.

В течение ночи на 23 апреля корпус был перегруппирован в Район Розенталь, для нанесения удара в направлении Сименсштадт и Рулебен. Как раз 35 бригаде был отдан приказ наступать в направлении Барзигвальде и Сименсштадт.

К исходу первого дня наступления, к вечеру 23 апреля 1945 года, 35 мех. бригада захватила Барзигвальде и продолжала штурмовать противника всю ночь. К 8 часам утра 25 апреля подразделения бригады достигли северного берега канала Берлин-Шпандауэр-Шиффарст северо-западнее местечка Зидлунг. Так как все мосты через канал были уничтожены отступающими гитлеровскими войсками, то в течение дня 24 апреля бригада разведывала места преодоления канала и вела заготовку средств переправы. В ночь на 25 апреля на подручных средствах переправился через канал 1-й мотострелковый батальон соседней 19-й механизированной бригады. Особо отличилась рота под командованием лейтенанта Новожилова, которая первая форсировала канал и вступила в ожесточенный бой. Батальону под командованием капитана Стрелкова Н.М. удалось захватить плацдарм на другом берегу, что дало возможность переправить остальные части бригаде, и в течение ночи дать возможность переправиться другим бригадам.

К исходу 25 апреля войска 4-х бригад корпуса (19-я, 35-я, 219-я и 37-я) заняли Хезельхорст, Сименсштадт и вышли к берегу реки Шпрее. В течение ночи и дня 26 апреля бригады вели уличные бои, уничтожали опорные пункты противника, оставшиеся в тылу корпуса, и разведывали места переправ.

В ночь на 27 апреля 19-й бригаде удалось переправиться через Шпрее и захватить небольшой плацдарм, в том числе и оружейный завод, на котором находилось 48 исправных орудий. Части бригады еле сдерживали жесточайший натиск противника, но на помощь им быстро пришли части 35-й и 37 механизированных бригад, успешно преодолевших реку.

С этого момента бригады вели и днем и ночью уличные бои, штурмуя дома и улицы штурмовыми группами. Каждая группа делилась на две подгруппы и наступала по обеим сторонам улицы. Впереди шли танки, за ними шли самоходные артиллерийские установки, а затем мотострелковые подразделения с саперами и минерами. Замыкали штурмовую группу танки с десантом автоматчиков. Подгруппы вели огонь по противоположным сторонам улиц, головные танки уничтожали огневые точки на нижних этажах, а замыкающие группу танки – по верхним.

В таком порядке 35 механизированная бригада, двигаясь по северным и северо-западным районам Берлина, заняла 2 мая станцию Сивиньи, где ее части соединились с частями 3-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта, которая шла по южным районам Берлина. Таким образом, и было замкнуто Берлинское кольцо.

19-я мех. бригада тем временем достигла перекрестка улиц Кантштрассе и Лейбницштрассе. 37-я мех. бригада и 219-я танковая бригада овладели западной частью парка Тиргартен, где располагался Берлинский зоопарк, и вышли к каналу Ландвер.

 

Примечание.

Наверно все помнят этот эпизод в последней части кино-эпопеи «Освобождение», когда танк въезжает на территорию Берлинского зоопарка. Кругом бегают животные, щебечут птицы… танк останавливается, открывается верхний люк, командир танка поднимается из люка и в умилении оглядывается. В этот момент его убивает снайпер…

Не сложно сделать вывод, что это был танк 219-й танковой бригады 1-го Красноградского механизированного корпуса.

 

К этому утру 2 мая 1945 года остатки Берлинского гарнизона были сжаты в центре города. А к концу дня 2 мая весь Берлин занят советскими войсками.

По данным Архива ВО СССР, только в уличных боях за Берлин, войска 1-го Красноградского механизированного корпуса «…уничтожили 6500 гитлеровских солдат и офицеров, 165 танков, 275 орудий различных систем, 694 пулемета, 384 автомашины. 1530 солдат и офицеров было взято в плен. Кроме того, было захвачено большое количество вооружения, боеприпасов и различного имущества…»

За смелые и решительные действия при разгроме Берлинской группировки и овладение Берлином 35-я механизированная Слонимско-Померанская бригада под командованием полковника Петрова И.П. была награждена орденом Суворова 2-й степени.

А командиру корпуса генерал-лейтенанту танковых войск Семену Моисеевичу Кривошеину было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

35-я механизированная бригада стала «Краснознаменная, ордена Суворова 2-й степени и ордена Кутузова 2-й степени Слонимско-Померанская».

1945 – 1949 года - после Победы

После войны, до августа 1945 года старший лейтенант Дрязгов Н.А. продолжал занимать должность адъютанта старшего (начальник штаба) артдивизиона, а начиная с августа 1945 года продолжал возглавлять штаб артиллерийского дивизиона, но уже переформированного 35 механизированного полка, в составе оккупационных войск.

«…За участие в Героическом штурме и взятии Берлина 2 мая 1945 г.», старший лейтенант Дрязгов Н.А. был награжден 18 октября 1945 года медалью «За взятие Берлина».

21 февраля 1946 года «…За участие в Героическом штурме и освобождении Варшавы 17 января 1945 г.» - награжден медалью «За освобождение Варшавы».

8 апреля 1946 года «…За участие в Великой Отечественной Войне» - награжден медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.».

Эти заслуженные медали вручал командир 35 механизированного полка полковник Петров Иван Петрович.

Службу в окупационных войсках в Германии Дрязгов Н. А. закончил в 1949 году в звании капитана. 

- * -

 

Таков, вкратце, боевой путь моего деда – Дрязгова Никиты Алексеевича.

Ну, а дальше мы сможем ознакомиться с интересными фактами, биографиями непосредственных командиров 35-й механихированной бригады, командиров 1-го Красноградского механизированного корпуса, командующих 2-ой гвардейской танковой армии, проследим более подробно за их боевыми победами. А в заключение окунемся в интересные документы, характеризующие обстановку в Германии после окончания войны и проследим путь семьи Дрязговых уже в послевоенные годы.

Мы всегда будем гордиться победами наших мужественных предков !